© KazLawReview
Статьи

Президенту Республики Казахстан Токаеву Касым-Жомарту Кемелевичу

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО - ОБРАЩЕНИЕ 

 

ВОПРОСЫ РЕФОРМЫ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ 

В КАЗАХСТАНЕ 

 

НАСКОЛЬКО ПРИМЕНИМЫ СИСТЕМА «АНТИПЛАГИАТ» 

И ТРЕБОВАНИЯ КОКСОН К ПУБЛИКАЦИЯМ В СФЕРЕ 

ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ?


Уважаемый Касым-Жомарт Кемелевич!


Ученые-юристы, преподаватели юридических вузов Казахстана вынуждены обратиться к Вам с открытым письмом-обращением, так как в связи с установленными в Республике Казахстан требованиями к научным работам, публикациям в научных журналах и научному руководству само существование в Казахстане общественных наук находится под угрозой. Нам представляется, что эта проблема касается не только юридических наук, но и всех общественных, и в какой-то степени и технических наук.
 
Требование о проверке на антиплагиат научных работ в сфере юридических наук (дипломных работ, магистерских и докторских диссертаций), а также научных публикаций в журналах и иных изданиях не учитывает специфику научных исследований в области юридических наук, значение таких публикаций в развитии юридической науки Казахстана и совершенствовании ее национальной правовой системы. 

1. Система «Антиплагиат» признает цитирование норм и статей из нормативных правовых актов плагиатом (заимствованием). В этой связи исследователям приходится «изворачиваться» при цитировании норм законодательства, менять даже термины, переставлять слова, чтобы успешнопройти проверку на антиплагиат. Между тем исследователям в области юриспруденции невозможно обойтись без прямого цитирования правовых норм; даже перестановка запятой при изложении правовой нормы может полностью исказить ее смысл. На практике были случаи, когда использование в магистерской диссертации слова «арбитраж» в тексте законов программа расценивала как сплошной плагиат. Другому диссертанту в своей работе приходилось слово «земельный участок» менять на слово «земля», чтобы повысить процент уникальности. При этом диссертация была написана по проблемам правового регулирования земельных отношений, хотя это разные объекты гражданских прав. Ссылки в научных работах на названия нормативных правовых актов, которые никак не могут быть изменены, также признаются плагиатом (заимствованием). 
Эта система проверки научных трудов на уникальность текста не учитывает, что текст закона должен быть неприкосновенным и не может быть плагиатом. И главное: к чему мы приучаем нашу научную молодежь, если ей приходится, чтобы пройти эту проверку, изощряться при написании текста научной работы? Разве этому мы должны учить молодых ученых, магистрантов, студентов?
 
2. Цитирование позиций других авторов, в том числе зарубежных при сравнительном правоведении, программа «антиплагиат» признает как сплошной плагиат (заимствование).
Сама суть научных исследований в области юриспруденции заключается в том, чтобы изучить и изложить по поставленному вопросу позиции других авторов, которые занимались этой, смежной или более широкой проблематикой. В рамках сравнительного правоведения, нацеленного на использование положительного опыта других стран, ученым-юристам нужно изучить много зарубежных источников, процитировать авторов и уже потом на основе анализа казахстанского и зарубежного законодательства, позиций отечественных и иностранных ученых аргументировать свою собственную позицию и сделать выводы.
Но все это считается плагиатом при прохождении проверки в системе «антиплагиат».
У академика Национальной академии наук Республики Казахстан М.К.Сулейменова, который опубликовал более 650 научных работ, в том числе более 50 научных монографий, в 2016 г. в издательстве «Статут» в Москве была издана монография «Право как система», которая была включена в число десяти самых значимых работ в сфере теории государства и права, рекомендуемых студентам юридических вузов России. По признанию самого автора, эта работа на 80 процентов состоит из заимствования (цитирования) чужого материала, и только на 20 процентов – из мыслей автора. Но именно эти 20 процентов собственных мыслей автора определили значимость этой монографии, ее научную ценность и поставили эту монографию в один ряд c иными выдающимися работами в области теории права. 
Но по системе «антиплагиат» М.К.Сулейменов был бы признан плагиатором и несамостоятельным автором. По предположениям автора, его готовящаяся к опубликованию монография «Правопреемство в гражданском праве», посвященная проблеме, по которой около последних 60-ти лет на постсоветском пространстве не было опубликовано монографических исследований, тоже не пройдет проверку на антиплагиат, так как в ней автор исследует проблемы правопреемства во всех основных отраслях права, цитируя большое количество источников.
 
3. При этом система «Антиплагиат» не позволяет в ряде случаев выявить откровенный плагиат, в то время как плагиатом (заимствованием) признает цитирование не только других авторов, норм права из нормативных актов, названий нормативных правовых актов, но и самоцитирование.
Как показывает практика, система не способна выявить откровенного плагиата в диссертациях докторантов и магистрантов, которые представляют свои работы, откровенно скомпилированные из отрывков (нередко – многостраничных) публикаций других лиц. Но система «Антиплагиат» выдает результат оригинальности и самостоятельности таких компиляций, позволяющий выносить их на защиту и получать академические степени. Так, один из научных сотрудников НИИ частного права читал многостраничные тексты своих же работ в диссертации закрепленного за ним магистранта, а тот представил результат из системы «Антиплагиат» с указанием: «уникальность текста – 71%». 
Другими примерами являются случаи, когда полностью или частично совпадают название самой научной работы или публикации, хотя по содержанию эти работы, посвященные одной и той же проблеме, совершенно разные. 

 

4. Самоцитирование автора в системе «Антиплагиат» тоже является заимствованием чужого текста.
На практике много примеров, когда использование автором ранее написанных и опубликованных работ считается плагиатом. Один из таких ярких примеров приводит М.К.Сулейменов в своей публикации по антиплагиату. Между тем авторы выпускают нередко сборники своих трудов, в которых собраны ранее изданные публикации. Если докторант пишет работу по более широкой проблеме, чем в магистерской диссертации, он также не может последнюю использовать в докторской диссертации, поскольку это признается заимствованием чужого текста. При этом в юридической науке приветствуется, чтобы, начиная уже со студенческой скамьи, студент брал какую-то тему исследования и потом продолжал ее в магистерской и докторской диссертациях. Этим обеспечивается системный и комплексный подход к исследованию и его глубина. 
Одним из обязательных условий для защиты магистерских и докторских диссертаций является апробация результатов проведенного исследования путем опубликования до выхода на защиту научных статей в журналах, рекомендованных бывшим КОКСОН, а также включенных в библиографическую и реферативную базу данных Скопус. Между тем после публикации указанные результаты уже не могут быть включены в текст защищаемой диссертации, поскольку система «антиплагиат» расценивает их как плагиат или самоцитирование. В чем тогда заключается смысл публикации статей с результатами проводимого исследования, если при защите их уже нельзя включать в текст диссертации, которая будет обсуждаться и публично защищаться?  

 

Требование об обязательной публикации в журналах, рекомендованных КОКСОН, а также включенных в библиографическую и реферативную базу данных Скопус для осуществления научного руководства (дипломными работами, магистерскими и докторскими диссертациями), а также для подготовки отчетов по фундаментальным темам исследований отдельных авторов или коллективов, не только закрывает доступ большей части ученых, преподавателей юридических вузов к научному руководству и возможности участия в научных проектах, но и лишает молодых ученых возможности писать свои научные работы под руководством именитых и опытных ученых, признанных не только в Казахстане, но и за рубежом
 
5. В настоящее время на весь Казахстан существует всего три журнала, рекомендованных КОКСОН для публикации статей по юридическим наукам. Это ничтожно малое количество журналов. Для сравнения: в прошлые годы таких журналов всегда было порядка 10-15. Кроме того, их перечень часто меняется, поскольку утверждается ежегодно. Опубликовать научные статьи в таких журналах затруднительно зачастую не только в связи с ограниченными возможностями самих журналов принять статьи всех желающих или в связи с установленными требованиями по проценту уникальности текста (70-75 процентов), но и в связи с требованием некоторых журналов использования в публикуемой статье источников на английском языке (например, не менее 50 процентов – для опубликования в Вестнике КазНУ, серия юридическая). Такое жесткое требование по применению иностранных источников не учитывает того, что в зарубежных англоязычных источниках мало (или почти нет) публикаций по проблемам национального законодательства Казахстана. Более того, такое требование закрывает доступ казахоязычным и русскоязычным ученым, которых в Казахстане большинство, особенно среди старшего и среднего поколения, к опубликованию своих научных трудов в таких журналах. 
Это требование игнорирует то, что законодательство каждой страны обладает большой спецификой, и при исследовании конкретной проблемы внутреннего законодательства поиск и привлечение иностранных источников по этой теме может закончиться неудачей, так как за рубежом подобной проблемы просто не существует.
Требование об опубликовании статей в указанных источниках лишает возможности руководить научными работами академиков, докторов наук, профессоров, которые имеют сотни публикации (в иных источниках), продолжают активно публиковаться, подготовили кандидатов, докторов наук, но не могут теперь руководить даже дипломными работами.
 
6. Требование об обязательной публикации в журналах, включенных в библиографическую и реферативную базу данных Скопус, на практике превращается в зарабатывание денег, причем немалых, за счет казахстанских ученых посредниками и зарубежными журналами, которые нередко потом объявляются «хищническими». В итоге публикации казахстанских авторов, которые, понеся большие затраты из личных средств (зарплаты преподавателей, и это не секрет, не являются высокими), теряют статус публикаций, включенных в библиографическую и реферативную базу данных Скопус.
Так, у нескольких ученых из НИИ частного права сразу четыре публикации попали в список статей, опубликованных в хищнических журналах. И таких случаев можно привести множество. На практике, если не все, то большинство журналов Скопус в области юридических наук является хищническими, потому что все они нацелены только на добывание денег. Качество статьи, как правило, никого не интересует. Но бедным ученым-то что делать? Три года они считались выполнившими все требования Министерства науки, а теперь оказывается, что они и не ученые вовсе. Ибо без публикаций в Скопус ученый в нашей стране не считается таковым.
Эти журналы просто делают деньги на ученых из Казахстана (и не только из Казахстана), которые из-за, мягко говоря, необдуманных реформ в нашей науке и образовании вынуждены платить за никому не нужные, кроме чиновников из Министерства науки, публикации.
Как отмечает В. Хан, «Scopus и Web of Science (WoS) – это лишь две научно-информационные и реферативные платформы (хотя и самые мощные). В мире же существуют десятки других, в том числе и специализированных библиографических баз и научно-информационных продуктов. Существует очень престижные, имеющие высокий авторитет в научной среде, базы данных, о которых наши чиновники от науки почему-то не упоминают. <…> И таких баз – десятки, многие из которых признаны международным научным сообществом и пользуются заслуженным авторитетом – кроме стран Центральной Азии, которые только и говорят о Scopus и Web of Sciences».
 
7. С учетом вышесказанного полагаем, что система «Антиплагиат», требование об обязательной публикации в журналах, рекомендованных КОКСОН, а также включенных в библиографическую и реферативную базу данных Скопус в юридических (а видимо, не только в юридических, но и в других общественных) науках, являются искусственным препятствием для развития новых идей в науке права, ибо новые идеи в общественных науках могут появиться только после изучения (и широкого цитирования) огромного количества литературных источников, в частности правовых источников, начиная с римского и мусульманского права.
 
О требованиях к постоянному повышению квалификации преподавателей вузов
 
8. В качестве одного из требований к преподавателям вузов страны установлена необходимость постоянного повышения их квалификации, что в идеале должно обеспечиваться их участием в прохождении соответствующих курсов.
Однако такого рода курсы, организуемые вузами и иными полномочными организациями и проводимые их молодыми специалистами, не всегда несут в себе сколько-нибудь значимый и положительный эффект для преподавателей и ученых, отдавших образованию и науке по нескольку десятков лет, да еще и самим активно участвующими в качестве лекторов и спикеров в проведении курсов повышения квалификации (но уже полноценных, профессиональных и главное – полезных) для практикующих юристов, а также действующих судей (например, в Академии правосудия при Верховном Суде Республики Казахстан). 
Нередки случаи и банальной покупки (включая оптовую!) сертификатов о прохождении таких курсов. 
И всё это происходит неприкрыто, является общеизвестным фактом, априори – и для руководства профильного министерства.         
 
КОКСОН, который призван контролировать качество научных исследований, нарушал самим же установленные требования и не вызывает доверия среди ученых, преподавателей
 
9. Недавно, 16 сентября 2022 г. была опубликована статья о коррупции в КОКСОН, который незаконно выдал 58 фейковых дипломов докторов PhD. То есть Комитет по контролю за качеством научных исследований, который довел до абсурда требования к научным публикациям, сам в то же время создавал за взятки фальшивых докторов философии.
Странно при этом, что КОКСОН, который призван контролировать качество научных исследований, ныне находится в структуре Министерства просвещения, а не Министерства науки и образования РК. Теперь у него полностью развязаны руки, ибо Министерство просвещения априори не может контролировать Комитет по контролю за качеством в системе высшего образования. Тот, кто подсунул подобную реорганизацию, должен быть признан вредителем и лицом, сознательно или бессознательно уничтожающим науку в Казахстане.
КОКСОН, который дискредитировал себя в глазах научной общественности, не может продолжать существовать в нынешнем виде и должен быть ликвидирован. От его, мягко говоря, необдуманных требований к научной деятельности и образованию больше вреда, чем пользы. 
 
Опыт внедрения в Казахстане Болонской системы образования имеет ряд негативных моментов, которые снижают эффективность этой системы образования в Казахстане

10. Болонская система образования – концепция, принятая в едином учебном пространстве для ведущих европейских стран, которые подписали Болонскую декларацию в 1999 году. По данным 2020 года Болонский процесс объединяет студентов из 48 стран и открыт для присоединения новых членов. Казахстан присоединился к договору в 2010 году.
При Болонской системе должны удовлетворяться потребности в академической мобильности, в возможности смены программ и овладевания новыми профессиями. 
Как показывает практика, Болонская система постепенно развивается и сама. Например, она уже предполагает, помимо PhD, также post-doc и возможность получения higher doctorate. Конечно же, есть и другие направления деятельности, планирование специальностей, распределение выпускников, система допуска к практике по полученной специальности, сочетание специальностей, само качество исследований. 
Негативный опыт внедрения в Казахстане Болонской системы кроется, вероятно, не в недостатках самой системы, а в том, как она внедряется в Казахстане, в коррумпированности некоторых чиновников, во введении положений, которые не только не разумны, но и вредят науке и образованию в Казахстане. 
Так, например, до введения Болонской системы курс гражданского права как наиболее сложной учебной дисциплины изучался в течение двух лет: общая часть изучалась на 2 курсе в течение двух семестров (т.е. весь год, причем одно занятие (лекция или семинар) длилось 1 час 20 минут). И особенная часть на 3 курсе – также в течение двух семестров, не считая отдельных специальных курсов по некоторым наиболее крупным институтам гражданского права. 
Теперь же на изучение гражданского права, как правило, вузами выделяется всего 3-5 кредитов на Общую часть (две лекции и одно практическое занятие, длительность которых составляет теперь 50 минут, в некоторых вузах – 75 минут) и столько же кредитов на изучение Особенной части. 
Таким образом, за два семестра при существенном сокращении продолжительности одного занятия студенты должны освоить гражданское право – самую сложную среди всех юридических дисциплин. Это ничтожно малое количество часов.
Аналогичная ситуация и с другими фундаментальными юридическими дисциплинами. В результате такого подхода при осуществлении научного руководства магистрантами мы наблюдаем заметное снижение качества подготовки студентов в сфере юриспруденции, которые порой просто не готовы к практической работе. Все юридические фирмы и государственные учреждения жалуются на крайне низкий уровень выпускников юридических вузов. Не готовы они также и к проведению качественных научных исследований при обучении в магистратуре из-за существенных пробелов в базовом образовании и крайне низкого количества академических часов, отведенных учебными программами, утвержденными МОН.  
 
Требование использовать в научной работе публикации за определенный период (как правило, не старше пяти лет) не только не учитывает особенности темы исследования, но и существенно ограничивает круг исследуемых источников
 
11. При написании научных работ выпускниками (студентами, магистрантами, докторантами) рекомендация использовать публикации не старше 5 лет на практике становится обязательным требованием. Однако такое требование не только ограничивает исследователя в использованииимеющейся литературы, но может исказить результаты исследования, не обеспечивает его полноту и всесторонность. Между тем в области юридических наук большое значение в исследовании могут иметь публикации отечественных и зарубежных авторов, которые изданы не только за последние десятилетия, но и столетия. Так, труды Ф.К.Савиньи, Г.Ф.Шершеневича, И.А.Покровского, Р.Книпера, Ю.Г.Басина, Б.В.Покровского, К.Н.Наменгенова, Г.И.Тулеугалиева и многих других дореволюционных, советских, постсоветских и зарубежных авторов являются чрезвычайно актуальными для современных исследований различных институтов вещных и обязательственных прав. Нельзя ограничивать круг источников для научного исследования периодом времени или иными критериями. 
 
Вопросы Национальной академии наук Республики Казахстан
 
12. В заключение – несколько слов о Национальной академии наук Республики Казахстан. 
Мы помним, с каким энтузиазмом встречали не только академики, но и все ученые сообщение о том, что Президент страны на сессии общего собрания НАН РК объявил о необходимости возвращения Национальной академии наук государственного статуса. Однако надежды не оправдались. Чиновники МОН, как всегда, все исказили и опорочили. Национальной академии наук придали статус некоммерческого акционерного общества. Причем эту норму тайком включили в закон, который не имел никакого отношения к науке, без обсуждения и огласки. Целью была ликвидация Академии наук как независимой организации. Теперь всё будет решать правление и наблюдательный совет под руководством чиновников из МОН. Общее собрание академиков лишено каких-либо полномочий. И главное, эта форма безнадежно устарела. Недавно Консультативный комитет по совершенствованию государственного управления при Администрации Президента Республики Казахстан принял рекомендации о необходимости ликвидации некоммерческого акционерного общества как организационно-правовой формы юридического лица, ибо она противоречит сущности акционерного общества как коммерческой организации. Однако уже сейчас можно сказать, что Академия наук прекратила свое существование и превратилась в бессловесный придаток Министерства науки и образования.
 
Некоторые предложения для решения обозначенных проблем юридической науки и образования в Казахстане
 
1. Считаем целесообразным отказаться от системы «Антиплагиат» для допуска дипломных работ, магистерских и докторских диссертаций к публичной защите. Необходимо добиваться ответственности не только самого исследователя, но и его научного руководителя, допустившего работу к публичной защите, а также комиссии, перед которой проходит защита. Опыт Грузии показывает, что, если система «Антиплагиат» не показала нужный порог уникальности, ответственность за допуск к публичной защите принимает научный руководитель, который ручается за качество работы и ее соответствие предъявляемым требованиям.
 
2. Считаем необходимым отказаться от системы «Антиплагиат» для опубликования научных статей в научных журналах. Широко известна практика рецензирования публикуемых статей специалистами. Как показывает опыт, во многих странах дальнего зарубежья, где публиковались статьи казахстанских ученых на английском языке, нигде не было никаких проверок на плагиат и самостоятельность. Зато были вдумчивые редакторы и доброжелательные, но в то же время требовательные и объективные,рецензенты, которые анализировали статью и давали критические замечания,полезные советы и рекомендации в части улучшения представленного материала.
 
3. Необходимо исключить требование к научным руководителям дипломных работ, магистерских и докторских диссертаций, к отчетам по фундаментальным темам исследований отдельных авторов или их коллективов об обязательной публикации в журналах, рекомендованных КОКСОН, а также включенных в библиографическую и реферативную базу данных Скопус. Считаем, что критерии отбора научных руководителей при подготовке дипломных работ, магистерских и докторских диссертаций должны быть дифференцированы. При этом их вклад в развитие юридической науки может оцениваться не только на основании научных публикаций (независимо от источника), но и иных видов деятельности (участие в конференциях, научных проектах, законопроектной работе и т.п.).
 
4. Считаем необходимым пересмотреть требования к научным работам, исключив из них требования, даже на уровне рекомендаций, которые ограничивают объем и круг источников, которые могут быть использованы в научном исследовании, в том числе требование об использовании изданий не старше пяти лет. 
5. Необходимо изучить и обобщить опыт (положительный и отрицательный) внедрения Болонской системы образования в Казахстане и на основании обсуждения со всеми заинтересованными лицами (студентами, магистрантами, докторантами, преподавателями, руководителями вузов, профильными госорганами и т.д.) разработать Концепцию реформирования системы высшего и послевузовского образования в Казахстане.
 
6. В целях снижения высоких коррупционных рисков, а также создания прозрачных, предсказуемых и благоприятных условий для публикации результатов научных исследований необходимо пересмотреть предусмотренные Министерством науки и высшего образования требования к журналам, в которых разрешается публикация результатов научных исследований. Кроме того, перечень таких журналов должен утверждаться не на год, а как минимум на три года. Результатом изменения подхода должно стать существенное увеличение круга отечественных научных журналов, что будет способствовать развитию казахстанской науки. В целях интеграции научного сообщества предлагаем допустить включение в указанный перечень ведущих зарубежных периодических научных изданий. 
7. В целях развития юридической науки в Казахстане требуется создание собственной национальной реферируемой базы данных, аналогичной российской РИНЦ (национальная библиографическая база данных научного цитирования, аккумулирующая более 12 миллионов публикаций российских авторов, а также информацию о цитировании публикаций из более 6 000 российских журналов). 
В целях развития юридической науки в странах СНГ, правовые системы которых имеют много общего, считаем необходимым Министерству науки и высшего образования Республики Казахстан поддержать инициативу ученых Республики Узбекистан о создании подобной реферируемой базы.
 
8. Крайне целесообразно дифференцировать требования к повышению квалификации преподавателей вузов. Полагаем, что такие требования не должны предъявляться к преподавателям, которые сами активно участвуют в качестве лекторов и спикеров в проведении курсов повышения квалификации, семинаров, юридических форумов для практикующих юристов, а также действующих судей (например, в Академии правосудия при Верховном Суде Республики Казахстан и др.).
 
Открытое письмо-обращение НИИ частного права Каспийского университета подписали:
 
 

Директор НИИ частного права Каспийского университета, 

академик НАН РК, д.ю.н., профессор                               

 

М.К. Сулейменов

 

Главный научный сотрудник НИИ частного права,

д.ю.н., профессор 

 

К.М. Ильясова

 

Главный научный сотрудник НИИ частного права, 

д.ю.н, профессор, член Международной академии

сравнительного права (IACL)

 

Ф.С. Карагусов

 

Главный научный сотрудник НИИ частного права,

д.ю.н., профессор

 

Г.А. Алиханова

 

Главный научный сотрудник НИИ частного права,

д.ю.н., профессор

 

И.У. Жанайдаров

 

Ведущий научный сотрудник НИИ частного права,

к.ю.н., ассоциированный профессор 

 

К.В. Мукашева

 

Ведущий научный сотрудник НИИ частного права,

к.ю.н. 

 

А.Е. Дуйсенова 

 

Ведущий научный сотрудник НИИ частного права,

к.ю.н., профессор

 

С.И. Климкин

 

Старший научный сотрудник НИИ частного права,

к.ю.н.

 

Р.А. Маметова

 

Старший научный сотрудник НИИ частного права,

к.ю.н. 

 

Е.Б. Жусупов

 

Старший научный сотрудник НИИ частного права,

к.ю.н., доцент

 

С.В. Скрябин

 

Старший научный сотрудник НИИ частного права, к.ю.н.,

ассоциированный профессор 

 

Г.Т. Казиева

 

Старший научный сотрудник НИИ частного права,

к.ю.н. 

 

Е.Б. Осипов

 

Научный сотрудник НИИ частного права 

 

О.С. Ержанов


Ссылки на источники:

https://www.scopus.com/home.uri
https://clarivate.com/webofsciencegroup/solutions/web-of-science/

Государство и право